8(911)77-383-88
пл. Конституции 7, БЦ "Лидер"

 

ПРОГРАММЫ ТРЕНИРОВОК

11 июля 2003 года исполняется 100 лет со дня рождения выдающегося советского разведчика Рудольфа Ивановича Абеля.

Гений разведки умер в Москве в 1971 году в возрасте 68 лет и был похоронен на Донском кладбище. И лишь десять лет назад с его имени был снят гриф «Совершенно секретно». Только жена Елена и дочь Эвелина, а также немногие коллеги Абеля по службе знали его подлинное имя - Вильям Генрихович Фишер.

Сейчас уже не секрет, что его родовые корни - в ярославской земле. Сегодня родственники легендарного разведчика заново открывают для себя этого замечательного человека, вся жизнь которого состояла из секретов.

БЕДА ПРОШЛА СТОРОНОЙ

Рыбинец Александр Михайлович Фишер не из тех мужиков, что продавливают диван с газетой в руках возле телевизора. В выходные дни полно хлопот на даче, в будни он и его могучий автокран «Като» на работе нарасхват. Многие работяги уже в пять часов вечера дома, он же частенько задерживается на работе. Дел у него невпроворот.

За усердие и безотказность Александра Фишера ценят в НПО «Сатурн». В прошлом году отметили именными часами, а три года назад в связи с 25-летием трудовой деятельности на предприятии он был награжден почетной грамотой губернатора Ярославской области. Дочь Светлана и сын Евгений - отцовская гордость - гордятся своим отцом.

Александр Михайлович Фишер считает, что своим счастьем, да что счастьем - жизнью своей он обязан Абелю - Вильяму Генриховичу Фишеру. Возможно, сам того не ведая, он спас от жерновов репрессий своего троюродного брата Михаила Фишера - отца Александра Михайловича.

- Мой отец был ярым коммунистом, крепко стоял за советскую власть. С полной отдачей работал там, куда направят. Одно время он был директором граммофонной фабрики. Руководил коммуной «Плисский восход» в Псковской области. Его туда направили из Ленинграда как передового рабочего-двадцатипятитысячника. Было в начале 30-х годов такое движение, когда рабочих посылали на село проводить в жизнь коллективизацию.

Грянула война. Михаил Фишер пошел добровольцем в рабочее ополчение. И в одном из ожесточенных боев под Ленинградом попал в плен. Его увезли в Германию в лагерь для военнопленных...

То, что с ним далее произошло, можно назвать чередой везения. Гитлеровцы с коммунистами не церемонились. Выявляли их среди пленных - и к стенке. Его не расстреляли. Два неудачных побега из лагеря сошли ему с рук. Александр Михайлович Фишер говорит, что в их семье из поколения в поколение знали, что они немцы. Не потому ли некий доктор Нойманн в концлагере настойчиво обрабатывал Михаила Фишера, требовал от него принять германское подданство и служить рейху.

В третий раз Михаил Фишер бежал удачно. Он даже сумел найти в Германии дальних родственников. Работал у бюргера. В Советский Союз вернулся в 1947 году.

До сих пор для Александра Михайловича и его сестер Антонины Михайловны Гениш (она старшая - ей 76 лет, живет в Петербурге) и жительницы Ярославля Татьяны Михайловны Спиридоновой, что на пять лет его старше, остается загадкой, почему карающие органы отцу проявили снисхождение. Ему лишь запретили жить в Ленинграде. Супруги Фишеры вернулись в родные края - в Ярославскую область, в Некоузский район. Там, в бывшем Мологском уезде, в деревне Притыкино в 1904 году родился Михаил Андреевич Фишер. По возвращении он поселился с семьей в соседней деревне - Аниково, где прожил вплоть до самой смерти (1956 год). В 1949 году у него родилась дочь Татьяна, а в 1954-м сын Александр.

Оттуда же, из Мологского уезда, родом Андрей Александрович Фишер - дед Александра Михайловича. А его прадед Александр Августович вблизи деревни Притыкино держал кирпичный заводик. От заводика и следа не осталось, а вот поле, где он когда-то стоял, до сих пор называется Фишерово поле.

Надо полагать, что уберегло Михаила Фишера от суровых репрессий родство с Генрихом Матвеевичем Фишером - одним из первых российских марксистов, членом ВКП(б) с 1898 года. И, конечно же, в органах госбезопасности приняли в расчет Вильяма Генриховича Фишера - своего сотрудника с 1927 года. Он отлично проявил себя на нелегальной работе за рубежом в довоенные годы и в качестве организатора боевых разведывательно-диверсионных групп и партизанских отрядов в годы войны. После окончания войны Вильям Фишер вернулся в аппарат внешней разведки.

Биография разведчика, которого готовили к нелегальной работе в США, должна быть безупречной. Потому и не стали его троюродного брата Михаила Фишера причислять к врагам народа. Ограничились высылкой на родину.

КОРНИ И ВЕТВИ ДРЕВА ЖИЗНИ

В двадцатых числах июня Александр Михайлович Фишер ездил в Петербург. Не на экскурсию в связи с 300-летием северной столицы, а чтобы докопаться до корней генеалогического древа Фишеров, от которого ответвляется его родовая ветвь. Разгадку знала старшая сестра Антонина, проживающая в Питере. Она лучше его и сестры Татьяны хранит в памяти воспоминания бабушки Марии Семеновны, прожившей долгую (до 92 лет) жизнь.

Александр Михайлович искал родство с Абелем десять лет. С того самого времени, как он был рассекречен, а родиной его предков в печати назвали село Андреевское. На родство указывает общая фамилия - Фишеры. Но кто есть кто - это было скрыто покровом неизвестности. Нужно было отыскать родоначальника. Увы, даже Антонина Михайловна тут не помощница. Единственное, что она знала, что прадеда звали Александр Августович. Значит, прапрадеда - Август. А кто он и откуда - пробел.

Отгадка нашлась там, где и не ожидали. Николай Макарович Алексеев директор музея Мологского края -филиала Рыбинского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника и Вадим Вадимович Нефедов - российский краевед, уроженец Рыбинска в июле прошлого года направили запрос директору Службы внешней разведки РФ Сергею Лебедеву и председателю совета ветеранов СВР РФ Александру Голубеву. В мае из Москвы пришел письменный ответ за подписью начальника кабинета истории Службы внешней разведки Владимира Антонова. К письму прилагалась коробка внушительных размеров. В коробке - подлинные вещи Вильяма Фишера и уникальные документы о нем, его семье и предках. В пожелтевших от времени бумагах назван и родоначальник.

В «Ярославских епархиальных ведомостях» N 32 от 1881 года, лист 249 «О присоединении к православию» записано:

«Священноцерковнослужители села Спасского-на-Ильди (Мологского уезда) доносят, что проживающий вблизи села их саксен-альтенбургский подданный Генрих-Август Фишер, лютеранского вероисповедания вследствие изъявленного им решительного желания присоединиться к православной восточной греко-российской церкви 30 апреля 1881 года присоединился к оной через святое миропомазание с наречением Александром».

В автобиографии Генриха Матвеевича Фишера - отца будущего гениального разведчика - написано, что он родился 22 апреля 1871 года в селе Андреевском Мологского уезда Ярославской губернии. Во всех документах, прилагаемых к автобиографии, его отец называется не иначе, как Матвей Августович Фишер. Генрих Фишер пишет, что отец был в имении Куракиных скотоводом, а мать - птичницей.

Прапрадеда Александра Михайловича Фишера звали Александр Августович Фишер. Получается, что он и Матвей были родными братьями, Андрей Александрович и Генрих Матвеевич - двоюродными братьями, Михаил Андреевич и Вильям Генрихович (он же - Рудольф Абель) - троюродными братьями.

ОТЕЦ УЧИЛ ЗАКОНАМ КОНСПИРАЦИИ

Франк, Арач, Марк, Коллинз, Гольдфус, Абель - под всеми этими именами скрывался один и тот же человек - Вильям Генрихович Фишер. Он жил и работал в США с ноября 1948 года, строго соблюдая законы конспирации, и был разоблачен в июне 1957 года из-за предательства своего ближайшего помощника Николая Иванова (Рейно Хейханена). После ареста агентами ФБР на следствии и на суде Вильям Фишер называл себя именем своего друга Рудольфа Абеля - и под этим именем навсегда приобрел известность.

В грамоте, подписанной в Вашингтоне 31 января 1962 года президентом США Джоном Кеннеди и министром юстиции Робертом Кеннеди, говорится об обмене Рудольфа Ивановича Абеля на американского гражданина Фрэнсиса Гарри Пауэрса - пилота самолета-разведчика У-2, сбитого в мае 1960 года в воздушном пространстве СССР. Этот псевдоним был указан на памятнике, установленном на его могиле в 1971 году.

Наверняка многому Вильям Фишер научился у отца - одного из первых российских марксистов, члена ВКП(б) с 1898 года. По части конспирации Генрих Фишер был дока.

Андрей Александрович Фишер - дед Александра Михайловича -скончался в Ленинграде в 1928 году. Бабушка рассказывала, что на похороны приезжал один из его двоюродных братьев, который долгое время жил и работал в Англии. Этого кузена также звали Андрей.

В материалах, поступивших Николаю Алексееву из кабинета истории СВР РФ, имеется досье на Андрея Матвеевича Фишера. В январе 1928 года пленум Вологодского губпрофсовета обсудил его кандидатуру для присвоения звания «Герой труда». К рекомендациям прилагаются характеристики, справки и собственноручно написанная автобиография.

Уроженец Ярославской губернии из семьи обрусевших немцев он в шестнадцать лет приехал в Петербург в поисках работы и активно включился в революционную деятельность. Занимался организацией рабочих кружков, пересылкой нелегальной литературы и оружия. Был знаком со многими известными марксистами, включая Владимира Ленина. Неоднократно подвергался репрессиям со стороны царской охранки, делал маску для сужения пор, высылался из Питера. Со своей женой Любой познакомился в ссылке в Саратове, где он работал на Волжском стальном заводе. Она разделяла его революционные симпатии. В 1901 году супруги Фишер были высланы за рубеж и обосновались в Англии. Там, в городе Ньюкасле-на-Тайне, в 1903 году у них родился сын. Его назвали в честь Шекспира - Вильямом.

В точности такая же биография у Генриха Матвеевича Фишера.

Все встает на свои места, когда читаешь выписку к автобиографии А. М. Фишера за подписью активного члена «Группы Благоева» и «Союза борьбы» (1886-1894 гг.) К. Норинского:

«Более всех пришлось сталкиваться с Вас. Андр. Шелгуновым и Фишером... Тов. Фишер был очень деятельный и ценный работник, у него было все обдумано и взвешено по-немецки. Он обладал недюжинными познаниями и уже в наше время самостоятельно вел работу по воспитанию товарищей в кружках.

Андрей Фишер был развитым, умел хорошо излагать мысли. Вообще, он мог служить примером для многих. К упомянутым качествам необходимо добавить: он имел организаторские способности и после себя оставил несколько учеников. Фишер чуть ли не первым проявил почин преподавания в кружках своими силами, в то время это было в зачатке. Обычно возлагалось преподавание на интеллигенцию... »

Отсюда становится понятно, что Генрих Матвеевич Фишер использовал два псевдонима - Матвей (имя отца) и Андрей.

Сын впитал в себя многие качества отца. В Нью-Йорке советский разведчик Вильям Фишер появился в конце 1948 года как свободный художник Эмиль Голдфус. Как хозяин художественной мастерской, отличный специалист своего дела, он зарекомендовал себя среди клиентов с положительной стороны. Никому в голову не могла прийти мысль, что он не тот, за кого себя выдает. Все неизменно отмечали его добропорядочность, обязательность, надежность и честность.

Дочь Эвелина, рассказывая об отце, отмечала: «Отец говорил, что ему нравится коллекционировать знания, глядишь, когда-нибудь пригодятся». В тюрьме он занимался решением математических задач, теорией искусства, одно время он обучал сокамерника - уголовного преступника - французскому языку, писал картины маслом, занимался графикой... » И в этом случае сын проявил унаследованные качества отца.

Обмен разведчика Абеля на пилота Пауэрса прошел 10 февраля 1962 года на мосту Глинике, по которому проходила граница между Западным Берлином и ГДР. Вильям Генрихович прожил еще девять лет. Он ни разу не был в Ярославской области. Но в Некоузском районе в сельце Андреевское и окрестных селениях до сих пор сохраняется память о Фишерах, к роду которых он принадлежит. Его родственники каждый по-своему талантливо проявили себя в России, ставшей для них родиной.

Для нас большой интерес представляет факт, что отец полковника Абеля, Генрих Матвеевич Фишер, родился в Ярославской губернии, в Мологском уезде. Ныне это местечко Андреевское Некоузского района. Родитель знаменитого нелегала из семьи немцев, которых задолго до этого выписывал в свои усадьбы князь Куракин. Генрих Матвеевич прожил здесь до семи лет, а затем был отправлен в Рыбинское трехклассное училище. В шестнадцать лет отправился в Петербург.

О Рудольфе Ивановиче Абеле и его работе можно рассказывать бесконечно. Но попробуем остановиться на наименее известных биографических данных. Когда говорят об обмене Абеля после более чем четырехлетнего его пребывания в федеральной исправительной тюрьме Атланты, почему-то фигурирует только фамилия летчика-шпиона Пауэрса. Нет, советское правительство, приложившее немало сил для освобождения своего великого гражданина, пошло на дополнительные жертвы. В ГДР по договоренности с союзником был освобожден осужденный за шпионаж студент Иельского университета Фредерик Прайор. К историческому мосту Глиникер-брюкке на границе Западного Берлина и ГДР привезли и Марвинена Макинена, отбывавшего восьмилетний срок в киевской тюрьме по тем же причинам.

Командировка в США была третьей и последней зарубежной, длившейся почти полтора десятилетия. Предыдущая прервалась при не до конца выясненных обстоятельствах, хотя доподлинно известно, что именно в тот момент Абелю присвоили звание лейтенанта государственной безопасности... В Штатах уже через полгода Марк (оперативный псевдоним Рудольфа Ивановича) сообщил, что вошел в контакт с руководителем группы «Волонтеры» Луисом и связником Лесли. Это были сотрудники внешней разведки КГБ, граждане США Моррис и Леонтина Коэны, которые позже стали известны под именами Питера и Элен Крогеров. Это они сумели обеспечить передачу нашей разведке сверхсекретной информации о разработках атомной бомбы в лабораториях Лос-Аламоса.

Предал разведчика сослуживец, кадровый сотрудник Комитета государственной безопасности Хейханен, присланный в помощь Абелю в 1952 году. Случилось это в Париже, до которого добрался Хейханен при отзыве его в Москву. Американские разведчики на самолете тайно вернули предателя в США. Не вдаваясь во все перипетии, напомним, что Рудольфа Ивановича арестовали в нью-йоркском отеле «Латам» рано утром. После многодневных изнурительных допросов и вполне конкретных предложений, которые Абель как патриот, всегда считавший себя русским человеком, не мог принять, его осудили по нескольким пунктам. Срок - 30 лет. К счастью, все потом вышло несколько иначе.

Это был редкий талант. Не зря на одной из встреч с адвокатом Абеля Донованом директор ЦРУ Даллес сказал: «Я бы хотел, чтобы мы имели таких трех-четырех человек, как Абель, в Москве». Одаренность как разведчика сочеталась у Рудольфа Ивановича с другими талантами, и это помогало в разведывательной работе. Не сразу сочтешь, сколько естественных наук он знал. Великолепный художник. Фотомастер. Знаток нескольких языков. Прекрасный исполнитель на фортепьяно, гитаре, арфе, мандолине. Мы можем гордиться, что имя такого человека связано с нашей землей.

Рудольф Иванович Абель скончался после непродолжительной болезни 15 ноября 1971 года.